Alea iacta est

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alea iacta est » Флэши » Хайне и Шинске, или значимость творческого подхода.


Хайне и Шинске, или значимость творческого подхода.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время
14 ноября 2009 года.
Место
Склад.
Сюжет
Хайне и Шинске посылают на задание. Цель нелепа, но этого хочет кумитё. 
Дополнительная информация
Поздний вечер.

0

2

Ночь. Тёмная вода. Тишина. Шнайдер. 
Шинске закурил, ощущая мучительную неправильность цепочки, в которой сам он оказался пятым звеном.
- У тебя есть какие-нибудь мысли по этому поводу, Хайне-кун?.. - ни единого скрипа зубами, одна сплошная вежливость, чуть не заставишая раздражённого Оякаву подавиться. Зато наградой послужило лёгкое покачивание пёсьей головы. Нет, значит, мыслей. Или они предназначены не для него.
Впрочем, наверное, оно и к лучшему - вакагасира не был уверен, что действительно хочет знать, что творится в мозгах у напарника. Разобравшись, и самому с катушек съехать недолго, приветствуя жизнь в новом качестве радостным лаем. Ну его к чёрту.
А вот что Оякава страстно желал бы знать, так это о чём думал Хирохато-сама, поставив перед ним подобную задачу. Выяснить, какое количество мелочёвки из Тоа-кай, тусующейся на складе, является мастерами и в каких направлениях... Почему этим должен заниматься он, когда на дворе век информационного шпионажа?.. Зачем? Абсолютная бессмыслица, ведь они лишь капля в море. 
И ладно, Бог с ним, с заданием; но о чём Хирохато думал, давая ему в напарники Шнайдера? Шнайдера! Псина была совершенно бесполезна, а ко всему прочему полностью блокировала его собственный дар. И на нервы капала, маяча белесым призраком: коснись его и, казалось, не ощутишь тела. Но хоть о последнем желании не спрашивал - немногословен. Полчаса назад, когда Шинске мягко потребовал, чтобы он остался в машине, немец отреагировал таким же вот молчанием и фирменным пустым взглядом. А потом пошёл за ним, будто не слыша. Видимо, получил какой-то отдельный, свой приказ, распространяться о котором нужным не посчитал.
Интересно, что являлось конечной целью? Выставить его идиотом? Других вариантов Шинске не видел, а этот ему не нравился.
Работали бы способности!.. Оякава просто постоял бы в стороночке и, подышав свежим воздухом, уехал. Сейчас же он находился в тупике. Мелькнула даже мысль подхватить Хайне под руку и весело ворваться с ним на склад, пересчитав все удивлённые лица, когда не удастся уничтожить их с помощью дара, а потом быстро, очень быстро бежать. Вакагасира покосился на бесцветную физиономию напарника и едва сдержал смешок. В темноте Шнайдер станет идеальной мишенью. По крайней мере, перед дурацкой смертью Оякава получит немножко личного удовольствия.
Однако нужно быть серьёзнее, если только он не хочет встретить здесь рассвет. Рассвет с чашкой чая - это куда ни шло, но рассвет на собачьем холоде с пресловутой собакой... Романтика та ещё.
Итак, что они имеют на двоих? У Хайне, судя по всему, есть прямой приказ от кумитё, о котором Шинске ничего не знает, и ещё один невыполненный приказ от вышестоящего по рангу. А у него есть пистолет и Хайне, Хайне и пистолет - вещи, идеально подходящие друг другу в своей ненужности. Это стоило обдумать.
- Что же у нас с тобой есть, Хайне-кун?.. - продолжил он свои размышления уже вслух, рассеянно поглаживая рукоятку "Глока". - У нас с тобой есть странное задание, склад, толпа недружелюбных людей, некоторые из которых мастера, я и ты. Тебе не кажется, что в этом списке есть что-то лишнее? - вакагасира взвесил пистолет на руке, поглядывая на белобрысую макушку. "- Достаточно тяжёлый".
Промелькнувшая на губах Шинске улыбка могла бы дать свет нескольким бедным кварталам. Жизнь налаживалась.

+1

3

Хайне молчал, и другого от него не требовали. Другого и не хотелось – голос его Божества заполнил собой абсолютно все. Даже желание преданно поскулить и потереться щекой о ногу. Не положено, ведь сейчас они говорят о деле. Глупом и простом, но и Шинске не был сложным – работа как раз для него.

- На складе вы найдете десять человек, однако только один из них мастер, поэтому никаких проблем у вас в любом случае возникнуть не должно. Эти люди будут вооружены, но оружие не будет заряжено. Когда Шинске узнает, что среди них только один мастер, то пусть возвращается домой, а ты под любым предлогом останься и устрой показательное выступление для наших дорогих гостей, чтобы знали, что мелкие группировки не должны ни в коем случае заходить на наши объекты и заниматься вандализмом. Надеюсь, после этого они поумнеют и перестанут нас злить. Куртки с эмблемой Тоа-кай сожги потом, чтобы не осталось следов. Ты все понял, Хайне?

Пес кивнул, потому что ничего другого не оставалось. Божество не позволяло говорить, только тихо поскуливать, когда пальцы коснулись уха.

   

Хайне молчал, как обычно молчал, когда не происходило ничего важного. Мельтешащий перед глазами Шинске раздражал, как раздражает назойливая оса. Опасная и безобидная – ужалит при опасности, но отстанет, если не провоцировать. Шнайдер и не провоцировал, вяло реагируя, чтобы тот успокоился.

Раздражение никогда не помогало в работе, но Пес молчал – о некоторых простых вещах напарник должен догадываться сам. Догадывался ли – другой вопрос. Спорный, ведь Шинске ничего так и не предпринял. А Хайне потакал бездействию, не среагировав даже на слова, ведь его сюда позвали не говорить.

Если бы Шнайдер умел улыбаться, он бы подбодрил Шинске. Не умел и не хотел. Просто посмотрел безразлично, медленно повернув голос на звук. Как ищейка, учуявшая в кустах зайца. С двумя рядами зубов, как у акулы, – при первой возможности отгрызет палец. Это же заяц. Правда, улыбающийся неправильно – будь улыбка в два раза меньше, Пес бы отвернулся и уставился в стену. Улыбка была неправильной, и Хайне перевел взгляд на потолок.

- Человек Шики-сама, который наблюдает за выполнением задания? – ложь. Незначительная, словно маленькая рыбка, а их Шинске любил. Он вообще ложь любил, но Шнайдер делал вид, что ничего не замечал, - клану не вредит. – Странно, что этого не было в списке, - к тому же заяц спрятался в кусты и перестал улыбаться.

Он вообще играл роль слепца, который понимает все,  - необходимость, чтобы заслужить похвалу Божества. Возможно, поэтому впервые пошевелился, потому что не хотел провести всю ночь вне дома. У Хайне было мало желаний, но сон требовал организм. К сожалению. Превеликому.   

- Если ты ничего не предпримешь, то мне придется их убить, - Шнайдер помнил, что Шинске любил рыбок. Он был не против. – Это равняется провалу задания.

Пес бесстрастно взглянул на напарника – ему было плевать. Провала в задании нет. Для него. Однако Шинске должен был проявить творческие способности. Практика же показала, что их нет. Вообще. Возможно, поэтому Хайне достал пистолет. Все же творчество порой проявляется в критических ситуациях.

«Значит, критическая ситуация», - щелкнул предохранитель.

+1

4

- О. - Шинске коснулся пальцами лба, непроизвольно оценивая шансы - к юмору Шнайдера, если это можно было так назвать, он не привык. - Никогда бы не подумал, что ты можешь посчитать Хирохато-сама лишним, Хайне-кун. Ты меня удивляешь.
«Ты меня бесишь».
Его слова вернули к реальности - кумитё не будет доволен, если зверюшке, которую он давал с умыслом, повредят. Тем не менее, Оякава многим бы пожертвовал, чтобы стукнуть Шнайдера по голове. Пёс выводил из себя.
Хотя обычно Шинске относился к нему с симпатией. Хайне был психом, да к тому же и домашним животным - два явления, нелюбимые вакагасира. Но Шнайдер обладал полезными качествами, которые искупали это с лихвой.
Например, при нём можно было покрутиться на офисном стуле. Или абстрактно обозвать всех идиотами. Или рассказать о своей новой рыбке, купленной накануне. Множество "или", которых он не мог бы позволить себе с другими, но из которых пёс не извлёк бы никакой пользы, никаких способов ему навредить.
Пожалуй, это была почти привязанность. Хайне не нуждался в ней, и именно поэтому она возникла. Ещё одной вещью, которой никогда не позволил бы себе Шинске, была привязанность к кому-то, кому она могла бы понадобиться.
Однако всё перечисленное не мешало ему от всей души пожелать Шнайдеру сдохнуть. Значение имело только настоящее. И в настоящем ни краткая, но насыщенная информацией речь псины, ни щелчок предохранителя не вернули ему бодрого расположения духа.
- Ну что ты, Хайне-кун, - Оякава испуганно округлил глаза. - Ты же отлично знаешь, я не сторонник насилия, - и он сказал правду. Ему было плевать.
Интересно, а понимал ли пёс, что за свои действия придётся ответить, если Шинске ничего не предпримет? Наверное, понимал. Это было ещё одним хорошим качеством, пусть и неприятным порой.
Теперь вопрос стоял по другому: что есть у Хайне? Да всё то же - пистолет, ну, и регенерация. Регенерация не спасёт от пули в сердце: не убьёт, так отрубит. Значит...
Шинске нахмурился - уж слишком много предположений, неизвестных факторов, иксов и игреков. Вакагасира всегда предпочитал чёткие планы творческим импровизациям, но выбирать не приходилось.
Значит... Их мало или они безоружны. Но только в теории. А практику придётся проверить, рискуя собственной шкурой.
- Хайне-кун, ответь мне на пару вопросов. Мне очень нужно знать, - Шинске дружески улыбнулся в надежде на то, что Шнайдер не такая собака, чтобы измываться над ним и дальше, - во-первых, должен ли ты идти со мной на склад. И во-вторых, примерное расстояние действия твоей способности. Ещё лучше, если ты назовёшь мне максимальный потенциал. - в гнезде из уставших извилин потихоньку проклёвывалась и расправляла хилые крылышки бредовая, но вполне рабочая легенда.

0

5

Хайне по жизни был спокойным – его не задел даже тонкий юмор вакагасиры. Глупый, сырой и не имеющий никакого отношения к делу. Ведь Хирохато-сама рядом с ними не находился, значит, марать его имя упоминанием о нем не было необходимости. Совсем. Возможно, поэтому Шнайдер сделал вид, что ничего не услышал, если только вздохнул. Воздух едва всколыхнулся, но и так указал на степень несогласия - шутить нужно в подобающей атмосфере. В итоге жало осы оказалось тупым, хотя насекомое до сих пор не казалось безобидным. Отнюдь.

- Когда ты часть якудза и особенно такого влиятельного клана, нужно уметь быть готовым ко всему, - опустив пистолет, сказал Пес. Истину. Неоспоримую и элементарную, но почему-то столь рьяно отрицаемую напарником. – Якудза не школа благородных девиц, чтобы быть против насилия, - завершил он свою мысль, переведя взгляд на Шинске. То хмурящегося, то улыбающегося – Хайне не был сторонником непостоянства и приподнял пистолет, концентрируя свое внимание на целях.

Они не были прирожденными актерами, но находились под гипнозом – роль мелких сошек поддалась без уговоров. Маленький спектакль для Оякавы грозился превратиться в феерию актерских данных, могилу загубленных жизней и винтик в стройном механизме. План Божества был прост и прекрасен, но вакагасире давался с трудом.

Если бы Шнайдер умел удивляться, он бы удивился, но не стал – поток бессмысленных вопросов затопил сознание, оставив на поверхности единственную мысль. Важную и не тонущую. Будущий сайко комон, стремящийся к этому человек, не подумал бы выведывать такую информацию. Перед ним стоял обыкновенные вакагасира, ушлый, желающий чего-то, но вряд ли повышения – способности Хайне ни для кого в клане не были тайной. Для Шинске же Пес оказался тайной.

- Я должен проследить за ходом выполнения задания, - окинул он напарника бесстрастным взглядом, чуть дольше остановившись на губах со столь приветливой некогда улыбкой. На примитивный вопрос ответ умным не получился. – Пятьдесят метров. В клане был старик, Такеши-сан, он жил в Токио. Шики-сама попросил меня съездить к нему и передать одну вещь. Он рассказал мне одну историю, которая, как оказалась, была популярна в префектуре Канто: среди мастеров есть пары, чьи способности наиболее эффективны, если они работают сообща. Тогда их способности увеличиваются в два раза, а если обычному мастеру подходит аномальный или единичный мастер, то его способности увеличиваются в разы. Странно, что только его, ведь это тогда можно назвать паразитизмом.

Шнайдер не был обязан развлекать Оякаву, но давал время продумать план. Видимо, сложный и требующий кристальной точности. Похвально, если бы речь не шла о шестерках.

- Максимального потенциала у моей способности нет, она всегда работает на максимум. Если встретишь мастера, подходящего тебе, то сможешь работать спокойно, даже рядом со мной. Надеюсь, план уже есть, иначе здесь мы просидим до утра. Не очень вежливо.

+1

6

- На благородных девиц мы и правда не похожи, - добродушно согласился Шинске, затягиваясь до фильтра и отбрасывая сигарету. Ещё один окурок этому паршивому месту погоды не сделает, - а жаль. Мы бы сейчас с тобой такой концерт устроили... С разорванными юбками и истерикой. Неплохо, да? - плохо. Всё было плохо, но только он никак не мог понять, почему. Мысль настойчиво крутилась на периферии мозга, жужжа слепнем и завывая циркулярной пилой, однако обосноваться в голове не спешила, решив пококетничать и для начала показать себя во всей красе издали. Разжигала интерес. - С другой стороны, мы и не свора маньяков с извращёнными наклонностями... В большинстве своём. Так зачем лишние жертвы, если можно обойтись без них?.. - вот оно! Мысль запуталась в паутине бессмысленных слов и в ячейках пауз, продолжая трепыхаться разве что для приличия. Вакагасира потянулся к ней неторопливо и мягко, словно аккуратный ребёнок, старающийся не повредить подарочную упаковку, ведь сама она была явно лучше содержания. Хайне мог подождать - пистолет ему руку не оттянет.
«Если можно обойтись без них...»
И Шнайдер с этими своими угрозами. И шестёрки Тоа-кай. Что-то здесь не сходилось, а в разумность кумитё Оякава верил, хотя уже успел осознать - пожелания смерти Хирохато-старшему были преждевременными. При нём жизнь сахарной сладостью не отдавала, но зато думать приходилось исключительно о своём положении, а не о ситуации, казавшейся идиотской на первый, второй и третий взгляд. Шинске выдохнул и посмотрел в четвёртый - не мытьём, так катаньем.
Драгоценный напарничек, получивший приказ перестрелять всех в случае провала, уже слабо вписывался в картину мира. Да, мелочь. Но мелочь, принадлежащая серьёзному авторитету, дразнить который себе дороже. И дразнить-то незачем... Будь это частью сложной многоходовой игры, в которой информация имела бы какой-то вес, и усложняющая всё псина рядом с ним просто не появилась бы. Насколько он помнил, никакими особо полезными навыками Хайне не обладал, а антиспособность скорее выполняла роль подводного зонтика. Не помощник, досадная помеха.
То есть... Либо Шнайдер брехал в силу своей собачьей природы, либо никого из Тоа-кай на складе не было. Вторая версия нравилась больше - начинал проглядывать смысл. В противном случае его не было вообще. Или же он отупел до крайней степени, но тогда и не жаль, если голову прострелят - а зачем ему такая дурная?
В любом случае, там находились не обычные люди - их запрещал трогать кодекс. Но и не кто-то, представляющий опасность, потому что в этом случае вместе с Оякавой отправились несколько его ребят из числа наиболее обученных. Всё-таки мелочь. Чья - другой вопрос, вариантов было слишком много. Но кумитё они едва ли нужны, если нет разницы, получит ли он сведения или их без лишних сантиментов прикончит Шнайдер.
Шнайдер, кстати. Его не отправили бы на смерть, но на склад он зайдёт...
...И вся цепочка снова замкнулась на актуальном "Зачем?". Шинске подавил желание грязно выругаться - ни малейшего проблеска, ничего стоящего. Дело сшивалось белыми, торчащими в разные стороны нитками, а он даже не мог быть уверенным, что верёвка, сплетённая из них, вытащит его из болота, а не затянется в итоге вокруг шеи. Вероятно, ему не стоило на этом зацикливаться. Подходящая стратегия уже дозрела и оставалось немного: применить её на практике, просто выполнив чёртово задание, а потом отправиться спать. Но Оякава всегда отличался тем, что в первую очередь думал не о родном клане и его нуждах, а о себе и о том, что обещает ему происходящее. Горячо же любимые руководители, старший и младший, чувствовали недостаток морали так же, как любой человек чувствует утечку газа, и, спасибо им, обеспечили все условия для того, чтобы рано или поздно Шинске превратился в конченного параноика. Этот момент, судя по всему, был не за горами.
- Пятьдесят метров, значит... - Оякава неохотно вынырнул из мешанины рассуждений, прикрепляя цифру к порождённой больным воображением байке, чтобы позже благополучно её забыть. Вакагасира не забивал память лишним хламом - ему вполне хватало знания, что Шнайдера и ему подобных он может отправить на тот свет только прицельным выстрелом или динамитом. Уж не способностями с такого расстояния долбить, да и не выйдет. 
Всё же стоило вдарить ему по голове. Хотя бы удовольствие получил, вместо того, чтобы тихо закипать.
Однако дальнейшее заставило Шинске немного смягчиться и даже вернуло запропавшую куда-то улыбку. Болтовня Хайне вызывала удивление - по сравнению с ним даже рыбки порой казались разговорчивыми - но она была именно тем, что нужно, не неся ценной информации и позволяя ещё на полминуты уйти в себя. И правда, пора расслабиться.
- Как ты думаешь, добрый ками подарит мне такого человека на Рождество, если я буду хорошо себя вести? - вяло отшутился Оякава, перехватывая "Глок" поудобнее, - До утра сидеть не будем, пожалуй - это невежливо уже по отношению к нам. Спать-то хочется. - в сон действительно клонило, хотя ходьба слегка развеивала вызванный застоем ступор, - Собственно, я буду кормить их лапшой и задавать вопросы, пока они её переваривают. Ты когда-нибудь выступал на школьных утренниках?.. Ну, в роли зайчика там, или ещё кого... - в голосе вакагасиры звучало неподдельное любопытство. Нет, он смутно догадывался, что Хайне тоже когда-то был ребёнком и, вероятно, даже не демонстрировал свою отмороженность с самого рождения, но его фантазия с такой нагрузкой не справлялась, - В любом случае, попытайся сделать вид, что тебе не совсем плевать на свою жизнь. И нацель на кого-нибудь пистолет - мне нужно две минуты, чтобы донести до них суть происходящего, но до тех пор они могут проявлять агрессию. - лапша, заботливо приготовленная Оякавой, была весьма специфичной на вкус. Вещь совершенно абсурдная, но и совершенно логичная, как раз так, как он любил. Шинске вообще нравился гротеск.
У входа на склад даже подобия охраны не наблюдалось. Ещё одна странность на фоне странного. Оякава беззаботно открыл дверь, нажав на неё плечом... и замер.
После сделанных выводов вакагасира ожидал увидеть что и кого угодно. Кучку спивающихся идиотов. Пустое помещение. Стадо жирафов. Но не десять человек в куртках Тоа-кай, оперативно схватившихся за оружие при их появлении. Кажется, он перехитрил самого себя.
От неожиданности даже дыхание перехватило, однако разработанный план и как всегда невозмутимое лицо Шнайдера в панику впасть не дали. Убивать он отлично умел и без способностей, а это всего лишь шестёрки - если что, справится. Наверное. Присутствия духа Шинске не потерял, но зато стремительно утрачивал самоуважение. Но не мог же он так ошибиться?..
Или мог? Не факт.
Оякава скользнул по обстановке любопытно-оценивающим взглядом, автоматически прикидывая, за чем сподручнее укрыться и что будет удобнее использовать для самообороны. Всё-таки десять на двоих не лучший расклад, хотя провал допустить нельзя. Иначе только пулю себе в висок пускать или, что менее радикально, тихонечко заняться семейным бизнесом и не лезть в игры великих умов. Времени, чтобы всё продумать, оказалось предостаточно, благо, нацеленный в один из широких лбов "Глок" удерживал остальных от решительных действий. Да они и сами, видимо, не до конца сообразили, что к чему. И сейчас он собирался объяснить это в самой доступной форме.
- Не стреляем, господа, спокойнее. Это не в ваших интересах, а мы не враги. - устало сообщил Шинске, с интересом дожидаясь реакции. Ему хотелось уже выяснить, что происходит, а творилось явно что-то нечистое. Ну вот с какого бы ляда им устраивать свои собрания, да ещё и здесь? Почему никто не следил за округой?.. Множество мелких несостыковок, но чего-то не хватало.
То, что вполне могло не хватать и пары извилин в его голове, Оякава как вариант не рассматривал. Пока не рассматривал.

+1

7

Возможно, Хайне следовало догадаться, что разговоры не о деле запутают вакагасиру еще больше. Возможно, ему даже не стоило упоминать услышанные когда-то байки. «Возможно» было много, и ни одно из списка не утешало – Оякава заговорил о зайцах. Безобидных, прячущихся в кустах зайцах. В воображении Шинске те не только были как-то связаны со Шнайдером, но и обладали умением постоять себя. Не бегать, не маскироваться в кустах или снегах, не запрыгивать на километровые деревья, а держать пистолет. Логика Пса не видела здесь никакого намека на логику, поэтому он лишь чуть более заинтересованно посмотрел на вакагасиру. Точнее попытался, потому что любопытство в нем не проснулось. Совсем. Оякава просто любил «зайчиков», а личные проблемы членов якудзы Хайне не касались.

- Понял, - подал голос Пес, надеясь, что людям на складе не будет задан тот же вопрос. Хотя результат впечатлил бы – даже загипнотизированные смертники вряд ли смогли бы отреагировать на подобные заявления. Адекватно, без смеха и усмешек. Просто ступором, способным решить проблему и ликвидировать. Это и был творческий подход к ситуации, но что-то Шнайдеру подсказывало, что вакагасира вряд ли будет настолько глуп и наивен, чтобы повторять номер. Смертельный, если все же отважится.

Пугало ли это Хайне? Нисколько. Он спокойно следовал за Шинске, размышляя на тему рыбок. Несуществующих, неосязаемых, принадлежащих Оякаве – его кормили ими, но никак не зайцами. А Шнайдер был сыт, даже слишком. По горло. Ему хотелось угодить Богу, но не более. Ему было известно, что никто на складе не будет стрелять на поражение, а еще он завидовал тем ничтожествам, ведь Божество придет лично их поприветствовать. Не его, не похвалить, а замарать себя о кровь нечестивых. Глупых и ведомых, как и вакагасира.   

Именно поэтому Пес хотел сделать все как можно быстрее и уснуть у ног хозяина. Именно поэтому он покорно выполнял поручения Шинске и не шелохнулся, когда на них уставились. Десять пар глаз. Десять ничего не соображающих разумов. Затуманенных и подвластных сильному мастеру. Двое под прицелом, но без тени страха в глазах. Им не пристало бояться, ведь они выполняют волю Божью, как и сам Хайне. Безразличный, спокойный и уверенный в себе. Но не в Оякаве, оказавшемся в затруднительной ситуации – безобидных вооруженных зайцев оказалось слишком много. Заклейменных знаком Тоа-кай и позором. 

Речь не вдохновила никого, но Шнайдер не шелохнулся даже тогда, уверенно держа пистолет в руке. Легкий и привычный, как и комичность ситуации, в которой оказались все. Переглядываясь, поднимая брови и усмехаясь, и лишь потом устремляя взгляд на них, одиноких и находящихся в щекотливой ситуации. С виду. Ведь никто на поражение стрелять не станет.

- Да ну? Разве не враги наставляют на других оружие, приятель? – заячья нора зашевелилась, словно растревоженный улей, а смех эхом прошелся по помещению, возвращаясь назад от стен. Громко и неприятно, слишком самоуверенно для грязи, в которую наступят и не заметят, вытрут о тряпку и забудут.

- Эй, да это же дворняга этих выродков.

Хайне перевел взгляд на болтливого представителя нечестивых, не совсем понимая резонности замечания. Он не был дворнягой, он жил в кругу уважаемых людей и когда-то сам являлся частью отбросов, но не сейчас. Оскорбление достигло цели – Бог был осквернен.

- Только выродок может сказать так об уважаемом клане, - тихо заметил Пес, переводя пистолет на обидчика и без сожаления нажимая на курок. Шнайдер стрелял метко. Шнайдер лишь прикрыл глаза, когда помещение потонуло в смехе – Пес никогда не мазал, но им об это было не обязательно знать. Пролетевшая в опасной близости от лица пуля скрылась в недрах склада. Чистого и готового замараться в крови.

- Да он еще и мазила, - присвистнул третий, а Хайне выдохнул, закрывая глаза. В этом мире, похоже, все любили рыбок, и он этот мир переставал понимать. Грязный, как веселый смех присутствующих, низкий, как их уверенность в собственной правоте. Медленно вращающийся вокруг своей оси, когда зачем-то необходимые две минуты медленно шли своим ходом.

- Убирайтесь отсюда, иначе вам несдобровать. С такими-то навыками…

- Крутыми.

Кажется, Хайне начинал ненавидеть рыбок.

Отредактировано Haine Schneider (2012-09-03 11:41:09)

0


Вы здесь » Alea iacta est » Флэши » Хайне и Шинске, или значимость творческого подхода.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC